Состоялась конференция «Ответственность в корпоративном праве» - Исследовательский центр частного права им. С.С.Алексеева при Президенте РФ

Исследовательский центр частного права провел 13 октября 2016 года в конгресс-центре Торгово-промышленной палаты РФ научно-практическую конференцию «Ответственность в корпоративном праве».

Ключевой темой мероприятия стал анализ применения российскими арбитражными судами норм Гражданского кодекса о возмещении убытков, причиненных компаниям их директорами и членами коллегиальных органов. Также участники конференции обсудили проблему привлечения к ответственности непосредственно участников обществ (акционеров) — причем, не только за убытки, причиненные самому обществу, но и за убытки друг другу (как правило, речь идет об убытках, причиненных мажоритариями миноритариям).

_46a5602Модерировал дискуссию Андрей Егоров, первый заместитель председателя Совета ИЦЧП. Открывая конференцию, он напомнил об основных идеях, заложенных в постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (три года назад оно стало толчком к развитию практики по взысканию убытков с директоров), и рассказал о том, как эти идеи реализуются в практике нижестоящих судов.

Так, несмотря на то, что постановление Пленума № 62 различает недобросовестное и неразумное поведение директоров, нижестоящие суды на сегодняшний день, в основном, смешивают эти понятия. В то же время анализ типичных фабул споров, в которых с директоров пытаются взыскать убытки, показывает, что в большинстве случаев речь идет об очевидно недобросовестных действиях — например, когда директор забирает деньги из кассы общества и не возвращает, или необоснованно выплачивает себе премию, разными способами переводит активы на себя и т.д. А вот, например, в немецкой практике суды разбирают споры совсем иного рода: допустим, когда директор закупил товары, рассчитывая в дальнейшем их продать, но не проверил в достаточной степени наличие спроса на рынке, в итоге товары распродать не удалось, и возникли убытки. В таких ситуациях речь идет о неразумном поведении. В России же подобных споров, когда в центре внимания оказывается оценка разумности действий директора, пока мало.

_46a5127Кроме того, в ряде случаев суды игнорируют прямые указания Пленума ВАС РФ о том, что для взыскания с директора убытков, причиненных сделкой, не обязательно предварительно оспаривать саму сделку, а также относительно того, что одобрение сделки советом директоров или общим собранием участников не освобождает директора от ответственности. Есть примеры отказов в исках об убытках на том основании, что не была оспорена сделка, а равно примеры освобождения директоров от компенсации убытков по причине одобрения сделки советом директоров либо общим собранием.

_46a5613Говоря о необходимости разделять понятия недобросовестности и неразумности поведения директоров, Андрей Егоров пояснил, зачем это нужно в практическом смысле. Это необходимо для реализации потенциальной возможности ограничить ответственность в соглашении с директором. Дело в том, что пункт 5 статьи 53.1 ГК РФ, допуская возможность ограничения ответственности директоров непубличных обществ, позволяет такое ограничение только в отношении ответственности за неразумные действия. Пока в России практика заключения подобных соглашений с директорами, похоже, не развита (что подтвердили присутствовавшие на конференции представители юридического консалтинга), но со временем мы к этому придем.

Еще одна сфера, пока не получившая должного развития в Российской практике, это страхование ответственности директоров. О проблемах этого вида страхования и способах их преодоления на практике рассказала Анна Архипова, консультант ИЦЧП и доцент МГИМО (У) МИД России. Первая проблема связана с отсутствием понимания, к какому виду страхования относить такой договор — к страхованию за причинение вреда или к страхованию ответственности за нарушение договора. Вопрос о характере ответственности директора — договорная она или деликтная — не решен однозначно даже на уровне доктрины. Разница между этими двумя видами страхования проявляется в рисках признания договора недействительным, если он структурирован по той модели, которую суд сочтет в данном случае неприемлемой. Но есть и вторая проблема: какую модель страхования ни используй, страховка не покроет умышленные действия директоров, причинившие убытки обществу (п. 1 ст.  963 ГК РФ). Однако в подавляющем большинстве споров речь идет как раз об умышленно недобросовестных действиях директора — выводе активов. Соответственно, страхователям остается только смириться с тем, что такой риск страховкой покрыть невозможно.

_46a5592Доклад Елены Ключаревой, юриста Международной юридической фирмы Debevoise Plimpton LLP, был посвящен анализу той немногочисленной пока судебной практики, в которой перед судами вставал вопрос об оценке разумности поведения директора, и сравнению обнаруженных тенденций с подходами, сложившимися за рубежом. Центральный вопрос: за что в конечном счете отвечает директор — за экономическую целесообразность своих решений или только за сам процесс принятия решения (то есть за надлежащую организацию управления в компании, выбор профессиональных сотрудников и контроль за их действиями)? И если директор организовал в целом эффективную систему управления, то должен ли он отвечать за ее сбои, то есть за ошибки отдельных сотрудников, особенно если речь идет о крупных компаниях, в которых текущее управление делегировано топ-менеджменту, а директор сосредоточивается на стратегических решениях. Подготовленная подборка примеров показала, что судебная практика не единообразна: суды по-разному понимают указания из постановления Пленума ВАС РФ № 62.

_46a5595Иван Чупрунов, старший юрист корпоративной практики международной юридической фирмы Linklaters, проанализировал отношение судов к тому факту, что сделка или иные действия директора, причинившие убытки обществу, были предварительно или позднее одобрены советом директоров либо общим собранием участников (акционеров). Пункт 7 постановления Пленума ВАС РФ № 62 сформулировал следующий подход: такое одобрение, а равно указания, полученные директором от совета директоров либо общего собрания, не освобождают его от ответственности, однако члены коллегиальных органов, одобрившие сделку, несут солидарную ответственность с директором. В ряде случаев такой подход оправдан, но в то же время, по мнению докладчика, он не учитывает всех возможных нюансов. Суды тоже находятся в сомнениях. Так, по искам к директорам о взыскании убытков от сделок, которые были одобрены всеми участниками либо единственным участником, можно увидеть как примеры успешных взысканий (где факт одобрения не играет роли), так и примеры отказов именно на том основании, что сделка была одобрена.
_46a5349Очень неоднозначный вопрос: можно ли привлечь к ответственности за убытки не директоров, а участников общества? Этой теме был посвящен доклад Олега Зайцева, к.ю.н., консультанта ИЦЧП. По мнению докладчика, пункт 7 постановления Пленума ВАС РФ № 62, говоря о солидарной с директором ответственности членов коллегиальных органов, подразумевает, в том числе, участников общества, поскольку общее собрание участников является высшим органом управления общества, а голосование участников приводит к принятию решений, которые влекут правовые последствия для общества. Но у судов это совсем не очевидно: в ряде споров они высказывают мнение, что ни из пункта 7 постановления № 62, ни из законодательства не следует возможность привлечь участников к ответственности за убытки общества.

После реформы положений Гражданского кодекса о юридических лицах основания для ответственности участников за убытки общества, как полагает Олег Зайцев, можно вывести и из закона, если рассматривать участников как представителей общества. Правда, этот тезис нашел поддержку не у всех участников конференции и вызвал активную дискуссию.

Встречаются редкие примеры, когда для ответственности участников суды применяют статью 1064 ГК РФ. С точки зрения докладчика, системно это неверно, но все-таки более приемлемо, чем подход некоторых судов, которые отказывают во взыскании убытков с участников только потому, что в корпоративном законодательстве прямых оснований они не видят, но и статью 1064 применять не хотят, поскольку она не регулирует корпоративные отношения.

Еще более сложные для практики вопросы — о возможности прямого взыскания убытков с участников в пользу кредиторов, а также в пользу других участников, а не общества. Генеральных норм для этих случаев в кодексе нет, а законодательство прямо предусматривает такую возможность лишь для особых случаев (например, когда речь идет о проведенной с нарушениями реорганизации или доведении общества до банкротства).

_46a5593Тему ответственности мажоритарных участников по искам миноритарных участников развил Сергей Учитель, адвокат, сопредседатель Коллегии адвокатов «Регионсервис». На примере конкретной спорной ситуации из своей практики он наглядно показал, как трудно миноритариям при всем имеющемся многообразии правовых инструментов защитить свои права, если мажоритарий очевидно использует общество в своих личных интересах в ущерб интересам самого общества и миноритариев. По итогам его доклада участники конференции согласились с тем, что миноритариям было бы полезно иметь в законодательстве возможность взыскивать убытки с мажоритариев непосредственно в свою пользу, а не в пользу общества. Иначе получается, что компенсация убытков, взысканная в пользу общества, снова попадает под контроль того же мажоритарного участника.

Сергей Сарбаш, начальник отдела общих проблем гражданского законодательства ИЦЧП, судья ВАС РФ в отставке, затронул тему исковой давности по косвенным искам, которыми участники общества защищают интересы общества (взыскивают убытки в его пользу). Не так давно Судебная коллегия ВС РФ подтвердила, что давность в таком случае должна определяться по представителю (то есть по участнику), а не представляемому обществу (определение СКЭС ВС РФ от 26.08.2016 № 305-ЭС16-3884). Коллегия мотивировала свой вывод наличием у участника собственного интереса в оспаривании сделки, однако, по словам докладчика, этот подход можно было бы обосновать и через представительскую концепцию. «Аргументация — это уже больше академический спор. Главное, вывод: давность определяется по участнику», — резюмировал Сергей Сарбаш.

_46a5666Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА, судья ВАС РФ в отставке, рассказал об ответственности за нарушения при реорганизации и ликвидации. В обоих случаях, по мнению докладчика, удалось найти баланс между интересами самих юридических лиц и их кредиторами.  Для ликвидации главное правило закреплено в пункте 4 статьи 62 ГК РФ: ликвидация по правилам Гражданского кодекса (то есть не через банкротство и не через административный порядок исключения юридического лица из ЕГРЮЛ) проводится только тогда, когда имущества юридического лица хватает для удовлетворения требований всех кредиторов. Как пояснил спикер, под «всеми» кредиторами следует понимать в том числе опоздавших кредиторов. Иными словами, пока в ЕГРЮЛ не внесена запись об исключении юридического лица, ликвидация не может быть завершена, если в процедуре ликвидации появляются даже опоздавшие кредиторы, которые вовремя не предъявили свои требования.

Кроме того, судебная практика сформулировала следующие подходы: ликвидатор отвечает за убытки, если он знал о кредиторе, не сообщил о кредиторе регистрирующему органу, и кредитор не смог из-за этого заявить свои требования.

« 2 из 4 »
ОПОВЕСТИТЬ
 
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ЧАСТНОГО ПРАВА ИМЕНИ С.С. АЛЕКСЕЕВА ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Попытка входа...
Инструкция по регистрации

Забыли пароль?